МУЗЕЙНЫЙ ИНТЕРАКТИВ И КЛЮКВА

На днях пригласил меня «Институт культурных программ» поделиться опытом выживания на семинаре «Музейный маркетинг» (СПб). Тема мне близкая и конечно, я согласилась.  В данный момент наш музей смеха стоит на 2 китах: «виртуальность» и «оригинальность». Не помешал бы третий кит – «материальность», да быстро  он уплывает, даже когда в нем десяток гарпунов.

В целом музейщики напуганы, я прослушала вступительную речь организаторов и приуныла. Господин Путин пообещал увеличение зарплаты бюджетникам на 30 процентов, но вот незадача, денег нет. 10 процентов дает центр, 10процентов может быть местные власти дадут, а 10… кто подаст. Понятно, что сейчас от музеев требуют зарабатывать деньги, либо им остается сокращать персонал для выполнения 30 процентного увеличения зарплаты.

И здесь наступает время для искуса. Один из страшных искусов для музейного заработка  –  интерактив. Музейный интерактив – это упрощение информации до уровня простого движения и загадки на уровне «почувствуй себя умным». Я в римском зоопарке наблюдала чудесный пример. Нарисована птичка на дощечке. Если дощечку отодвинуть – в углублении яйца данной особи. Итальянские матроны долго пытались понять, зачем дощечки и как их открыть. Пришлось помочь. Сколько простой радости доставила эта игра в шкатулочку. Они закрывали и открывали, закрывали и открывали …  Я ушла от греха... Как вы думаете, они запомнили птичек и их яйца? Как психолог, уверена, нет. Они запомнили факт открывания и упрощения: у птичек есть яйца. Точка.

  От музея требуют кассы, касса в России делается детьми.  Ведь у нас большинство народа ходят в музей, потому что ребенка надо туда отвести. А если приезжают в другой город, то срабатывает синдром паломника, как ранее по святым местам - прикладываются, «орафаэливаются». Итак, если делаем интерактив, музей превращается в простую игровую комнату, не делаем - народ не приходит.  Хотя я убеждена, что посетителей, которые хотят углубляться, а не только развлекаться, немало. Выход здесь есть: связать показ экспозиции со смыслом существования человека, а игровую составляющую  сделать дополнительно, как бонус для детей. Например, на выставке «Дороги фольклорных дураков» я придумала инструмент - «Дуриметр». Народ, рассматривал экспозицию, и если возникала улыбка на текст, карикатуру и т.д., то в стаканчик бросали горох. Количество гороха потом подсчитывалось, и по шутливой таблице можно было узнать, какой тип фольклорного «дурака» тебе ближе. Так как страх быть «дураком» в России имеет определенные исторические традиции и связан с экзистенцией напрямую, то и экспозиция затрагивала больше. Но мы не государственный музей, не зависим от спонсоров, работаем не за зарплату, а за мозги.  А вот как малым государственным музеям выходить из положения?

Возьмем самый сложный пример – музеи, посвященные Ленину.  Школьные классы в них не водят, а значит, кассы нет. Как они выкручиваются? Например, музей Ленина в Разливе (Сестрорецк). Недавно они представителя завода Хёндай  в пионеры приняли у шалаша Ленина. Гаерство конечно, но куда сейчас этим музеям без него. Интересно, кореец вообще понял, что происходит. Или он в этот момент внутри себя  южную и северную Корею объединил?  На ночь музея в Разливе поголовно всех принимали в пионеры на улице. В этот день мы в Разливе открыли совершенно аполитичную выставку «Символы детского счастья». Раздражалась я на этих «вторичных» пионеров, а потом прекратила. Это меня, сдававшую историю КПСС в университете, раздражала тема. Для народа – это просто интерактив, игра и спонтанность с привкусом воспоминаний.

Была недавно в Пскове. Реплики от Дмитрия (экскурсовод, антиквар, переводчик, житель Пскова):

- У нас в Пскове два музея, посвященные В.И.Ленину. Немцы постоянно приезжают. У них есть марксистская партия и они не Кремль смотрят, а посещают музей в доме, где Ленин печатал «Искру». Они когда в музей пришли, стали во фрунт и неожиданно для всех запели «Интернационал». И так хорошо запели, стройно, с делением на мужские и женские партии.  Мне даже захотелось вступить в их партию. Смущает только, что основатель их партии, даром что марксист, никогда в жизни своей не работал. Немцы после посещения музея привезли на турбазу пива и сосисок, угощали местных и все пели и пели  революционные песни. Заслушаешься! А обычно в этом музеи показывают быт Пскова к. XIX - нач. XX веков.

Немцы молодцы, сами интерактив организуют. Тяжело малым музеям сейчас выживать. Вот и начинает стелиться по ним интерактивная клюква. Главное, с этой клюквой, которая тоже необходима, не окислить историю.

 

Станислава Смагина (май 2013)

P/S

На выставке «Символы детского счастья» можно интерактивно побегать по лесу в поисках чудо-рецептов. А можно погрузиться в счастливые воспоминания детей с 1940-х гг. ХХ в.  и вспомнить свое счастье. Воспоминания других «детей» напоминают нам о том, что кажется давно забытым.