Смех и страх

Коллекция, в которой центральное место занимают бабки-ёжки всех размеров и мастей

Почему Баба-Яга должна быть страшной

"Как вы считаете, Баба-Яга - страшная?" - этот вопрос мы задавали посетителям выставки "Смех и страх: история детских страшилок", на которой экспонировали одноименную коллекцию. И многие отвечали нам: "Нет, она же помогает герою!" Ягу действительно считают доброй старушкой, которая живет в зловещем лесу для того, чтобы приютить одинокого путешественника, попарить его в баньке и объяснить, где именно находится смерть Кощея. Тогда встает следующий вопрос: почему она ест детей? Почему вырезает ремни из спин? Почему ее жилище окружено тыном с человеческими черепами? Так ли добра Баба-Яга, как думают о ней?

Образ Яги неоднозначен. Исследователи фольклора видят в нем отголоски матриархального уклада, Яга - родоначальница, прародительница, женский предок. В сказках порой встречаются упоминания о том, что Яга - родственница по женской линии (часто сестра мачехи). Она - хозяйка леса, повелительница птиц и зверей (тотемистические корни образа). Но есть и другая сторона ее сущности.

Дело в том, что Яга - мертва. Помните костяную ногу, слепоту (не видит героя, лишь чует его запах)? Есть предположение, что избушка на курьих ножках - "дом смерти", то есть домовина, сруб, который ставился на могилы. А курьи ножки - не куриные лапы, а окуренные во время погребального обряда столбы, на которые и ставили домовину. Тридевятое царство, в которое так стремится попасть Иван, - это царство смерти, мир мертвых. И пройти в него можно только через избу Бабы-Яги. Причем необходимо очень четко соблюдать ритуал: назвать правильные слова, чтобы повернуть избушку к себе входом, потребовать ритуальной пищи - еды мертвых ("ты меня сначала накорми, напои, в бане попарь, а затем уже и спрашивай" - обряды вкушения пищи, омовения и выспрашивания). Живой человек есть пищу Яги не может - умрет. Но наш Иван не боится ее угощений. Требуя их, он показывает ей, что он "свой". И именно потому Яга помогает герою, рассказывает ему, как дальше проходить испытания.

Препятствия и преграды, выпадающие на долю сказочных героев, неслучайны. Как неслучайно и то, что совершать свои подвиги приходится именно в царстве смерти. В древности существовали жестокие обряды инициации, проводившиеся в лесу, в глухом месте. Юноши подвергались испытаниям страхом и физической болью (им надрезали кожу на спине - чем не ремни Яги? - опаляли огнем - чем не сажание в печь? - могли выбить зубы и т.п.) Фигурально юноша умирал и возрождался взрослым мужчиной - охотником, воином, женихом. Отсюда эти всем известные сюжеты о походе в Тридевятое царство и о свадьбе по возвращении. Человек, не прошедший испытаний, взрослым считаться не мог. Известный ученый фольклорист В. Я. Пропп предположил, что Баба-Яга - отголосок образа той женщины, которая проводила обряд инициации. Поэтому она опасная, страшная и так тесно связана с миром мертвых.

В этой связи трудно говорить о доброте Яги равно как и о ее злобности. Яга испытывает героев, попадающих к ней в избу. Если они не знают ритуала - она жестоко расправляется с ними (вспомните сюжеты сказок про падчерицу и мачехину дочь - падчерица все делает правильно и получает награду, мачехина дочь нарушает обряд и погибает). Но если они ритуал исполняют, Яга вручает героям волшебные подарки - меч-кладенец, путеводный клубок, крылатого коня и пр. 

Образ Яги сложен из представлений о жизни, смерти, роде. Яга - одна из ключевых фигур русских волшебных сказок. Неоднозначная и все-таки страшная.

Избушка на курьих ножках

Солонка "Избушка на курьих ножках".  Фарфор. Авт. Дрезгунов. Гжель. 2015.
Солонка "Избушка на курьих ножках". Фарфор. Авт. Дрезгунов. Гжель. 2015.

Избушка на курьих ножках - непростой и загадочный дом. Во-первых, он стоит в глухом лесу. Во-вторых, он обнесен забором из человечьих костей с человечьими же черепами. В-третьих, он обращен дверью к лесу. И самое непонятное - эти самые курьи ножки. Кто-то из фольклористов полагает, что они ведут свое происхождение от древних тотемных столбов, кто-то - от обряда окуривания (курьи - т.е. окуренные). Кто-то видит в них основание для домовины - небольшого сруба, ставившегося над могилой.

Избушка на курьих ножках стоит на границе между миром мертвых и миром живых. И вход в нее - со стороны мира мертвых. Чтобы попасть в избу надо знать ритуальные слова: "Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом". Это вновь возвращает нас к обрядам инициации, когда юношей приводили в специальное место и подвергали различным обрядовым испытаниям. Избушка Яги - как раз такое место и есть.

Здесь испытывают Ивана-царевича, Василису Прекрасную, сюда Яга приносит похищенных детей. Отсюда герои отправляются в мир мертвых - Тридевятое царство, царство Кощея Бессмертного. Заметьте, именно избушка Яги - та отправная точка, откуда начинаются приключения в Ином мире. Это непростой дом, в котором угадываются черты гроба (Яге в нем тесно: "На печке лежит баба-яга, костяная нога, из угла в угол, нос в потолок врос", "у этой избушки ни окон, ни дверей - ничего нет" и пр.), который нельзя обойти с другой стороны (надо поворачивать с помощью ритуальных слов), и в котором героя может ждать смерть. Поэтому так забавно, когда солонку делают в виде избушки на курьих ножках.

 

 

Новогодние маски Бабы-Яги

Маска Г. Ф. Милляра в роли Бабы-Яги. Худ. Елена Минина. 2016 г. Изготовлена по заказу Музея смеха "Трикстер".
Маска Г. Ф. Милляра в роли Бабы-Яги. Худ. Елена Минина. 2016 г. Изготовлена по заказу Музея смеха "Трикстер".

Традиция новогоднего маскарада уходит корнями в святочные обряды. Ряженые, маски, ёлка, - все это были прежде всего атрибуты Святок и Рождества. После революции с запретом на исправление религиозного культа была запрещена и ёлка. Новый год встречали в узком кругу семьи и старались не афишировать факт праздника. И только в 1937 году впервые в Советской России состоялся детский новогодний утренник.

      Поначалу детей наряжали в костюмы красноармейцев, позже – в костюмы космонавтов. Сценарии детских утренников были посвящены труду, борьбе с буржуазией и достижениями Советского Союза. Сказочные герои вошли в них позже, и роль главных антагонистов вместо прежних буржуев и внешних врагов стали выполнять черти, волк и Баба-Яга – олицетворения архаического страха. В одном из сценариев авторы собрали всех этих персонажей сразу: черти решают сорвать праздник, для чего зовут Бабу-Ягу, а та в свою очередь зовет волка. Но даже их совместные усилия оказались тщетны.

     Сюжеты утренников удивительно однообразны: антагонисты хотят испортить детям праздник, у них ничего не выходит, и они либо присоединяются к празднующим, либо убегают неведомо куда. Дети активно помогают Деду Морозу и Снегурочке победить и прогнать вредного героя. Роль Бабы-Яги могли играть как взрослые, так и сами дети. Причем далеко не всегда эту роль поручали ребенку воспитатели, часто дети сами выбирали себе костюм Яги.

     Советские фабрики выпускали маски Бабы-Яги для новогоднего праздника. Самая старая маска Бабы-Яги из музейной коллекции сделана в 50-е годы, это страшная, злая Яга. Если внимательно рассмотреть более поздние маски, то становится очевидным тот факт, что к 90-м годам маска Яги становится гораздо менее пугающей. Степень страха постепенно снижается, но после 2000-х начинает нарастать вновь.

     Возникает вопрос: отчего же среди девочек-снежинок и мальчиков-зайчиков появлялись дети, осознанно выбиравшие костюм Яги? Да оттого, что прикрывшись маской вредного персонажа, можно не стараться быть хорошим, можно шалить и даже тихонечко пакостить. Маска Яги давала ребенку невиданную в дисциплинированном детсадовском обществе свободу самовыражения.

     Мы с вами познакомились со множеством художественных образов Бабы-Яги. И все же нельзя не признать, что представляя себе эту злую старуху, мы прежде всего вспоминаем образ, созданный и проработанный Георгием Францевичем Милляром в знаменитых фильмах Александра Роу. Внешность и даже поведение Бабы-Яги Милляра менялись ровно в том же ключе, что и образы новогодних масок Яги: поначалу (в фильме «Василиса Прекрасная» 1939 года) Яга была очень страшной и могущественной, затем она постепенно теряла силу, становясь все более и более комичным персонажем (вспомните «Морозко»), а в 70-е годы, в фильме «Золотые рога» она и вовсе теряет внушаемый ужас и пропадает как персонификация страха.

      Баба-Яга до сих пор остается одним из главных персонажей новогоднего детского праздника, пусть даже в наши дни она может не просто потерять роль антагониста, но даже вести праздник наравне со Снегурочкой и Дедом Морозом. И по сей день выпускаются маски, ёлочные игрушки Бабы-Яги, которые наверняка есть и у вас.

Черти

Когда заходит речь о мужских образах зла, в первую очередь вспоминаются черти. Черт –персонаж, ведущий свою историю с дохристианского времени, но его облик сформировался под влиянием христианства. Черт антропоморфен, покрыт шерстью, имеет рога, копыта и хвост, он может принимать разные обличия: от животных до людей, одно из его излюбленных обличий - вихрь. Черт живет в лесу, на болоте, в заброшенных домах и даже церквях и в то же время он вездесущ: может появиться, где угодно. Черт в многочисленных рассказах о нем – обычный гость (если не обитатель) деревни, крестьянской избы. Главная его задача – искушать людей, убеждать их нарушить правила. Черт похищает детей, водит пьяных, соблазняет женщин, толкает на самоубийство, провоцирует страшные преступления, постоянно охотится за человеческими душами.

Известны две группы сказочных сюжетов: первая - о глупом черте, вторая - где черт представлен чрезвычайно опасным. Глупого черта в русских народных сказках чаще всего побеждают солдат и мужик. Они легко одурачивают его. Кузнец Вакула из повести Гоголя «Ночь перед Рождеством» ловит черта и заставляет его служить себе. Таково настоящее мужское обращение с лукавым. А вот женщины-ведьмы привечают черта, могут даже выйти за него замуж.

Опасный черт – дьявол, сатана. В русских народных поверьях существует различие между «бытовым чертом» - мелким пакостником, который всегда поблизости, и дьяволом – отвлеченным существом из религиозных представлений. Есть и поговорка, отражающая эту разницу: «Чёрт чёртом, а диавол сам по себе». Образ дьявола, Мефистофеля распространен в европейском фольклоре. У него резкие черты лица, крючковатый нос и небольшая бородка. Фольклорный Мефистофель может быть страшен и зол, а может быть также озорным и глуповатым. Литературный Мефистофель –  хорошо известный нам по трагедии Гете «Фауст» - дерзок, насмешлив, ироничен и остроумен.

         Образ страшного библейского черта мало отражен в русском фольклоре. Но есть в нем другой мужской персонаж, которого в полной мере можно назвать страшным. Это Кощей Бессмертный. Но о нем пойдет другой разговор.